Активный Регион

Вы здесь

Мнения о возможном сокращении рабочей недели.

Выступая на Международной конференции труда в Женеве, премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что не исключает в ближайшем будущем переход на четырехдневную рабочую неделю. По его мнению, технологический процесс приводит к сокращению рабочего времени.

ВЦИОМ провел опрос по теме, как россияне относятся к сокращению рабочей недели до четырех дней. Согласно результатам опроса, идею о переходе  на четырехдневную неделю не поддерживают 48 процентов  жителей страны. Положительно к такой перспективе отнеслись 29 процентов опрошенных, безразлично  - 17 процентов, еще шесть процентов затруднились с ответом. Отмечается, что больше других не поддержали инициативу жители населенных пунктов до 500 тысяч человек, а также граждане старше 60 лет.  Положительно оценили идею в основном жители мегаполисов и крупных городов, а также опрошенные в возрасте до 34 лет.

ГКУ РК "Центр обеспечения деятельности Администрации Главы РК" совместно с газетой "Республика" провели опрос среди членов "Активного гражданина" с целью выявить мнение активных жителей к возможному сокращению рабочей недели.

 

 

Николай Белых, пенсионер, Сосногорск:

– Я против сокращения рабочей недели. Во-первых, у нас достаточно праздничных и выходных дней. Во-вторых, производительность труда постоянно снижается. В-третьих, надо приучать детей к труду с раннего возраста. Чтобы труд для них был жизненной необходимостью. Стоит подумать о том, чтобы освободить многодетных матерей от работы и платить им за воспитание детей.

Екатерина Сорокина, специалист по труду и заработной плате, Княжпогостский район:

– Считаю переход на четырехдневную рабочую неделю неактуальным. Проголосовавшие не учли тот факт, что заработная плата упадет, а об изменении норм часов ничего не сказано.

Андрей Бурдаев, руководитель Проектного комитета ГПОУ «Сыктывкарский гуманитарно-педагогический колледж имени И.А. Куратова»:

– Довольно странная инициатива. Не совсем понимаю, как ее реализовать для работников социальной сферы (учителя, врачи, социальные работники). Да и для силовых структур это будет проблематичным. Кроме того, вся система оплаты труда, начисления отпускных основана на трудоднях. Так мы бедность никогда не победим, да и с ВВП будут серьезные проблемы. Вывод: однозначно популизм и абсолютно не продуманная инициатива. Снижая оплату труда, давать свободный день на досуг, не имеющий источников финансирования – не самый актуальный вопрос.

Наталья Логина, депутат Совета Сыктывкара:

– При условии, что заработная плата останется неизменной, отношусь положительно к сокращению рабочей недели до четырех дней. Больше времени останется на семью, на занятия спортом, да и просто на домашние дела. А так – суббота отсыпной, воскресенье дела по дому (а это не отдых) и в понедельник снова на работу. Особенно у нас на севере чувствуется усталость при нехватке кислорода и солнечных дней. Разумный отдых продлевает жизнь.

Дмитрий Пастухов, инспектор по производственным вопросам НУЗ Узловая больница на станции Микунь ОАО «РЖД», Усть-Вымский район:

– Мне чрезвычайно импонирует тот вариант измерения развития благополучия общества, где критерием является наличие у его членов свободного времени, которое они могут тратить на себя. И чтоб не было, как у Бутусова в очень известной песне «…здесь мерилом работы считают усталость». К тому же, длительность работы ничего не говорит о производительности труда и его качестве, это очевидно, как мне кажется.

Другой вопрос, что не всем профессиям это сокращение времени логично по сути. Как в нашем случае – медицинскому персоналу, врачам, медсестрам, санитаркам. Нас это не коснется никак. Люди быстрей болеть не будут, как ни развивай экономику.

Валерий Матыкин, директор средней школы №1 Емвы, Княжпогостский район:

– Считаю, нет необходимости сейчас вносить подобные изменения в Трудовой кодекс, поскольку существует масса отраслей, где «прогресс» не позволяет сократить рабочую неделю (здравоохранение, образование, сельское хозяйство, все учреждения с непрерывным графиком работы и так далее). Подобное новшество повлечет за собой либо переработку, либо раздувание штатов со снижением зарплаты. Те же предприятия, которые могут себе это позволить, могут это сделать и сами при согласовании с профсоюзами и закреплением данной нормы в уставе и коллективном трудовом договоре.

Александр Лютоев, заместитель главного редактора газеты «Вперед», Усть-Вымский район:

– Как житель сельской местности и человек, уже получающий, пусть и небольшую, пенсию, я только за – больше времени будет на огороды, прогулки в лес за грибами и ягодами, рыбалку. Как работающий человек, считаю, что таким путем у нас, в глубинке, можно только уменьшить напряженность на рынке труда, так как предприятиям и организациям, не оснащенным передовыми технологиями, придется набирать дополнительно новых работников, чтобы справляться с поставленными задачами. Упадет и уровень жизни – ведь мы получаем зарплату или исходя от продолжительности рабочего времени, или от объема выполненных работ. Получается, что от сокращения рабочей недели выиграет лишь небольшая часть россиян – те, кто хорошо и очень хорошо зарабатывает и имеет возможности для полноценного отдыха и восстановления.

Надежда Шкляева, индивидуальный предприниматель, Корткеросский район:

– К сокращению рабочей недели отношусь отрицательно, даже при пятидневной рабочей неделе рабочие дни сокращаются минимум на два часа (короткий день пятница, предпраздничные дни – работа до обеда, увеличится число выходных с праздниками), при четырехдневной рабочей неделе соответственно рабочими будут только три с половиной дня. Если кому-то хватает четырех дней работы в неделю – есть возможность перехода на неполный рабочий день.

Александр Люосев, пенсионер, Емва:

– Я давно уже на пенсии, но, думаю, это новшество пока не приживется. Ведь зарплата определяется количеством и качеством произведенной продукции, количеством труда каждого работника. На данный момент уровень российских производственных технологий не позволяет увеличить производительность труда, которая на очень низком уровне. В результате сокращения рабочего времени уменьшится и заработная плата. У нас и при полной-то неделе четверть населения живет за чертой бедности. Спрашивается, зачем нам будет нужен еще один выходной, если в кармане пусто? Многие в выходные будут подрабатывать на разных шабашках и калымах, чтобы пополнить семейный бюджет.

Нина Карманова бухгалтер, Усть-Куломский район:

– Не поддерживаю переход на четырехдневную рабочую неделю. Глупости все это. Объем работ ведь при этом не уменьшится. Или надо будет пахать по 10 часов в сутки. Кто такое выдержит? Ни рабочий у станка, ни бухгалтер за компьютером. А когда за детьми успеть присмотреть? Сварить-приготовить, прибраться по дому и так далее? Тогда надо будет «пересмотреть» и количество часов в сутках в сторону увеличения, чтобы оставалось время для сна и отдыха.

Владимир Хомяков, пенсионер, Вуктыл:

– Считаю, это нововведение необоснованным как с экономической стороны, так и с социальной. В дальнейшем это приведет неизбежно к проблемам со стажем, зарплатой, доходами как работников, так и организаций. Думаю, ссылки на так называемый международный пример – не наш путь.

Ирина Чугункина, заместитель директора Усинского филиала УГТУ, Усинск:

– Отношусь к сокращению рабочего времени отрицательно, так как за сокращением рабочего времени последует снижение заработной платы. Это характерно для рыночной экономики. Считаю целесообразным установить более действенные механизмы регулирования выплаты вознаграждения за время, отработанное сверхурочно.

Павел Поташов, предприниматель, Сыктывкар:

– Отношусь к этой идее крайне отрицательно и вот почему. При четырех-дневной рабочей неделе три оставшихся дня естественно будут выходными, и работа в эти дни по Трудовому кодексу должна оплачиваться в большем размере. Где возьмут денег для бюджетников непонятно, нагрузка на малый бизнес в сфере торговли и услуг возрастет кратно и будет переложена на «радующихся» граждан, зарплата которых станет меньше, как и отпускные (работаете меньше – меньше и получайте). Да и сами отпуска станут короче. Так что радоваться особо нечему.